• Электрокниги

Год литературы — 2015 в России

АГ: Привет, это подкаст «Электрокниги»! Спасибо, что слушаете и ставите оценки. Мы продолжаем, и сегодня мы с Владимиром Харитоновым поговорим про меры поддержки чтения, которые действительно работают. Про удачные примеры, когда государство или частные организации, благотворительные, некоммерческие устраивали какие-то акции, которые действительно смогли поддержать чтение, поддержать книжный бизнес. Эти примеры будут зарубежные, но я бы хотел оттолкнуться от нашего опыта. У нас в 2015 году, не так давно, был год литературы. Я посмотрел, сколько он стоил, и вспомнил, какие мероприятия были. Предварительные оценки по стоимости были — 8 миллиардов рублей из федерального бюджета на этот год литературы, при этом ещё были дополнительные вливания из региональных бюджетов. Главными событиями были различные встречи с авторами, с писателями, в библиотеках какие-то такие мероприятия. В первый раз тогда прошла на Красной площади летняя книжная ярмарка, она многим запомнилась. Не относилось никак к году литературы в России то, что русскоязычный автор Светлана Алексиевич получила Нобелевскую премию. Так же совпало, например, что в Москве в год литературы закрылось несколько книжных магазинов, которые принадлежали Московскому дому книги, который в свою очередь принадлежал правительству Москвы. Многие жаловались, что регулярная поддержка чтения со стороны государства сокращается, но приуроченные к году литературы мероприятия всё-таки были проведены. Чем тебе, Володя, этот год запомнился в отношении книг? Это были удачные меры поддержки чтения, когда футболисты читали книги, певцы читали книги, было много встреч с авторами?


ВХ: Я запомнил, что год литературы — 2015-й, поскольку потом стало выходить приложение к «Российской газете» — «Год литературы». Год литературы у нас до сих пор не кончается в этом смысле. Издание, кстати, хорошее — рекомендую. Другое дело, что все эти прекрасные меры за исключением, может быть, ярмарок, особого влияния на то, как люди читают книжки, не оказали. У нас, к сожалению, нет постоянного мониторинга чтения. Так, чтобы какая-нибудь социологическая служба постоянно вопросы задавала. Время от времени что-нибудь спрашивает ВЦИОМ, время от времени что-нибудь спрашивает ФОМ, но отслеживать, как это происходит по годам не всегда получается. Те данные, которые были, показывают, что, в общем, никакого влияния все эти прекрасные меры не оказали. И даже когда на последней отраслевой конференции Олег Новиков, владелец «Эксмо-АСТ», сказал, что по данным, которые предоставила его социологическая служба, 46% людей читают книги, он не преминул прокомментировать: «мне самому в это не очень верится, но вот есть такие данные». Мне, честно говоря, тоже в это не очень верится, потому что в последние годы доля взрослого населения, которое читает книги, никак не превышала 40%. Может быть, эти меры что-то и поддерживали, но уж точно не чтение.


АГ: Сейчас как раз интересно, что мы спустя пять лет об этом говорим, дал ли этот год литературы какие-то плоды. Мне кажется, нет. Если у нас есть проблемы с книжными магазинами, которые постоянно закрываются, сокращаются, правильно как-то поддерживать книжные магазины. В той же Москве на уровне мэрии вполне это можно сделать с помощью каких-то льгот для книжных магазинов, каких-то налоговых послаблений, но мы видим, что это не делается и ситуация в целом ухудшается.


ВХ: Я бы посоветовал мэрии Москвы обратиться к опыту мэрии Пекина, которая просто выдает каждому книжному магазину в городе по несколько десятков тысяч долларов на маркетинговые мероприятия. Это, как-то, говорят, способствует поддержке книжных магазинов.



0 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все